Известные личности прошлых лет и камни.
 
  
                 

Известные личности прошлых лет и камни.

Известные личности прошлых лет и камни
Любимый камень Пушкина
Самоцветные камни, как одни из красивейших и богатейших даров земли, всегда были в фаворе как у знатных особ, так и ценителей красоты и искусства. Созданные длительным трудом сил природы и особым волшебством земли, они вобрали в себя не только её силу, но и необычные свойства, которые способны помогать их владельцу. Люди с древних пор знали это, а поэтому использовали самоцветы не только в качестве материала для украшений, но и как обереги и талисманы.
Красота камней вдохновляла не одно поколение художников, литераторов и музыкантов на создание удивительных, странных произведений, становившихся, как и сами эти камни, ярким и прекрасным украшением в драгоценной оправе их творчества. Вдохновения и защиты у камней искали и русские классики.
Александр Сергеевич Пушкин среди всех ценных камней, в которых неплохо разбирался, более всего любил сердолик. Неизвестно, душа его тяготела к этому камню просто из-за любви к его тёплому, будто согревающему оранжево-красному цвету, или великий поэт видел в нём нечто большее – то, что может послужить оберегом и защитой. При Пушкине всегда находился прекрасный перстень витого золота со вставкой из крупного сердолика, ограненного в форме восьмиугольника и с выгравированной надписью. Его преподнесла поэту в дар графиня Е. К. Воронцова, когда он покидал Одессу, переезжая в новое место ссылки в 1824 году. К силе этого камня взывал Александр Сергеевич в стихотворении «Храни меня, мой талисман». Перед смертью Пушкин отдал свою реликвию Жуковскому, который не расставался с ним ещё долгое время, сделав сердолик и своим талисманом тоже, почитая за честь ношение кольца великого поэта. Сын Жуковского передал перстень Тургеневу, в тот планировал вручить его Толстому – у дивного камня могла бы быть ещё не одна литературная история, если бы кольцо не было украдено из музея Александровского лицея и безвозвратно утрачено. А вот другое кольцо с сердоликом, также принадлежавшее Пушкину, сохранилось. Поэт через дружескую лотерею передал его Марии Раевской, вскоре вышедшей замуж за Волконского. Кольцо, принадлежавшее великому поэту, оставалось с ней всю жизнь, в том числе в Сибири, а позже, уже в двадцатом веке, через её наследников попало в Пушкинский дом.Камень Булгакова
Другой русский классик – Михаил Афанасьевич Булгаков – также имел трепетное отношение к подобным украшениям. Он почти никогда не расставался с дорогим фамильным перстнем с сапфиром, который, как говорили, освещал своим таинственным мерцанием строки «Мастера и Маргариты».
Но не только русские писатели-романтики верили в то, что сейчас изучается учёными-минераловедами и входит в обиход нетрадиционной медицины – а именно магию камней. В XVIII – XIX веках во всей Европе господствовало увлечение символикой самоцветов, а поэтому многие другие классики избирали себе талисманами именно содержащие их изделия. К примеру, знаменитый Джордж Байрон, лорд по рождению и поэт по призванию, также сделал своим талисманом перстень с сердоликом. В одном из знаменитых своих стихотворений он восклицает: «Не блеском мил мне сердолик!», вспоминая о том, кто преподнёс ему в подарок этот оберег. По словам его биографов, талисман был преподнесён лорду Байрону особой по-настоящему любящей и верной, и поэтому очень долго хранил своего владельца.
Почитали и любили драгоценные и полудрагоценные камни не только постоянно требующие вдохновения и прибегающие к магической защите поэты и прозаики. В истории найдутся десятки известных личностей, прибегавших к магии камня и высоко ценивших ювелирное и камнерезное искусство. Например, в Китае ещё во втором тысячелетии до нашей эры появились мастера-резчики по камню, материалом для которых служил традиционный для этой страны поделочный камень – нефрит, а также самые разнообразные разновидности других самоцветных камней из групп кварцевых. Аметист, волосатик и цитрин становились приобретениями императорской казны и украшением дворцов знати и императора уже с незапамятных времён. Вся династия Инь пользовалась церемониальным оружием с гравированным и точенным узором, изготовленным из нефритовых залежей гор Куньлуня, а династия Хань в третьем-втором веке до нашей эры сформировала целую нефритовую коллекцию, которая сохранилась в погребениях её императоров. Ко временам Средневековья искусные резчики, работавшие по аметисту, кварцу и бирюзе из месторождений Центрального Китая научились не только воспроизводить с помощью тончайшей резьбы вещи изысканнейших форм, но и пользоваться оттенками самоцветов, отличающимися в зависимости места и глубины скола камня.
Знаменитый завоеватель конца четырнадцатого века Тимур, давший название среднеазиатской династии Тимуридов и больше известный нам под именем Тамерлан, также знал толк во влиянии самоцветов, которое они способны оказать на человека. Не зря его любимыми камнями были рубины и гранаты – красные, кровавого цвета, они разжигают у своего хозяина страсти самого разнообразного характера – от любовных до жажды власти и богатства. Люди, носящие их, легко поддаются эмоциям, но также амбициозны и настойчивы в своих достижениях. И рубин, и гранат способны привести своего владельца к небывалым победам, мировой славе и величию. На некоторое время утерянный, появляется рубин Тамерлана в истории ещё раз – он был вправлен в золотые украшения русской царицы Елизаветы II и до сих пор хранится в России. Был у Тамерлана и другой талисман, служивший уравновешиванию разжигаемых страстей – кольцо с крупным нефритом, называемым также камнем вечности.
Впрочем, не только люди Востока владели тонким искусством обработки драгоценных и полудрагоценных камней и камнерезным мастерством. Почитали и любили самоцветы и известные нам по европейской истории личности. Камень Александра Македонского Например, голову Александра Македонского, успевшего изрядно повлиять на ход истории и оставшегося на обложках учебников, украшала гемма, вырезанная из турмалина. Позже этот камень был забыт и снова стал добываться лишь в восемнадцатом веке. А украшение известного полководца (или, по крайней мере, его искуснейшая копия) до сих пор хранится в Британском национальном музее. Был у Македонского и другой талисман – перстень с гематитом, или кровавым камнем (кровавиком). Этот самоцвет заряжал его своей энергией, оберегал в дальних походах и сражениях – сохранились воспоминания о том, что полководец ни за что не хотел расставаться с оберегом в любое время и при любых обстоятельствах, искренне веря в его магическую силу.
Знакомый нам по истории Рима жестокий император Нерон также был неравнодушен к красивым камням. Поскольку лечившие его от близорукости врачи рекомендовали ему почаще любоваться вещами зелёного цвета, он не только стал носить зелёные одежды, но и украсил свои покои камнями всех оттенков зелёного. Поскольку император часто посещал гладиаторские бои, внесли зелёный цвет и в оформление арены – её в дни посещения императором посыпали малахитовой крошкой и другими толчёнными зелёными камнями. А чего стоит легенда об «изумруде Нерона», так известном в Риме! На самом деле император использовал вместо монокля чистый и с удивительным мастерством отшлифованный хризолит, который в те времена принимали за изумруд. Именно через него, как отмечают античные авторы, Нерон любовался пожаром, учинённом им в «вечном городе».
Знаменитая своей красотой и умом царица Клеопатра чаще всего отдавала предпочтение бусам именно из самоцветных камней – особенно любимы ею были сердолик и лазурит. Для особых случаев же у неё были припасены украшения с крупными изумрудами – впрочем, здесь египтяне допустили ту же ошибку, что и римляне, ведь на самом деле изумруды великой царицы оказались хорошо ограненными зелёными хризолитами.
Неравнодушны были к самоцветным и драгоценным камням и правители более позднего времени. Мария Стюарт, имевшая, как и подобает королеве, множество нарядов самых разных цветов – от традиционной шотландской клетки и платья цвета гвоздики до золотого и чёрного облачений – думала и об аксессуарах к ним. Поэтому все пятьдесят её нарядов дополнялись золотыми и серебряными украшениями с рубинами, изумрудами, алмазами и сапфирами. Были и камни попроще: жемчуг, коралл, гранат и опалы также были в милости у коронованной персоны. Именно Мария Стюарт первой в Европе ввела в моду свадебные платья белого цвета – до этого все королевы, а вслед за ними и другие благородные особы, выходили замуж в красных и алых платьях. Мария же предпочла облачиться в платье и грандиозную меховую мантию белого цвета – вся одежда была обильно украшена молочным жемчугом, алмазами и другими драгоценными камнями. Сохранившийся со времени свадьбы жемчужный набор был знаменит во всей Европе, представлял собой вещь невиданной ценности и даже стал камнем преткновения между итальянской Екатериной Медичи и английской королевой Елизаветой. Каждая из знатных персон хотела приобрести его для себя и не собиралась уступать другой, но победителем всё же вышла Елизавета.Украшения Марии Стюарт
К сожалению, большая часть украшений Марии Стюарт была раздарена или продана в 1567-1568 годах и после её низложения. Попавшие в частные руки украшения конфисковались или выкупались английской короной в течении нескольких веков, чтобы сегодня занять одно из самых значительных мест среди британских музейных коллекций драгоценностей.
Загадочный и прекрасный камень опал оставил свой след в жизни двух императоров Франции, называвших себя Наполеонами. Первый из них, Наполеон Бонапарт, подарил своей любовнице и жене Жозефине де Богарнэ один из самых крупных в мире опалов – «Пожар Трои». Как известно, именно она была с Наполеоном с самого начала, когда он ещё не достиг таких высот в войне и политике, и именно её он любил и ценил выше всех женщин, продолжая обожать Жозефину не смотря на второй вынужденный династический брак. Возможно, именно поэтому великий Наполеон счёл подходящим подарить ей камень, всегда считавшийся символом верности и надежды, чистой любви и веры в будущее. Жена Наполеона III, императрица Евгения, тоже обожала этот камень и украшала им множество вещей, которыми пользовалась, а также любила смотреть на его спокойный переливчатый блеск.
Любили камни и классики российского государственного строительства. Рубин, гранат и опалы были любимцами Ивана Грозного, который собрал в своей сокровищнице солидную коллекцию камней. Современники отмечают его привычку перебирать самоцветы, по изменению оттенков цвета и прозрачности которых царь пытался догадаться о грозящих ему опасностях и невзгодах.
Царским, любимым всеми российскими монархами камнем был также янтарь. Возрождавшийся с семнадцатого века интерес к нему выражался в использовании царскими особами инкрустированных прибалтийским янтарём кубков, коробочек и прочих бытовых вещей. В начале восемнадцатого века, в 1701 – 1765 годах, был создан шедевр русского мозаичного и ювелирного искусства – Янтарная комната.
Вступившая в эпоху классицизма Россия тянулась к прямым линиям, грандиозности и благородной красоте в том числе и в оформлении интерьера, для чего всё чаще стали использовать самоцветные и поделочные камни. Дворцовые камины и вазы, вещи императоров и императриц, придворных и знати украшались яшмой, лазуритом и флюоритом. Увлечение камнями особенно выражалось в коллекции Екатерины II, носившей не только драгоценные алмазы и рубины, но и самые простые самоцветные камни прекрасной отделки. Собранная ею глиптотека легла в основу современных коллекций Эрмитажа.
Многие великие и известные личности ценили натуральные камни за их особую силу и свойства, они сопровождали их в великих делах и начинаниях, вдохновляли на новые свершения. Мы же также можем легко почувствовать силу любого из камней – но помните, талисманом станет лишь тот, что подходит именно Вам.

Просмотров: 2564

Автор: Все статьи

Дата: Вторник, 01 Апреля 2014


Назад

  • ОТПРАВИТЬ:
  • Livejournal
  • В контакте
О нас   Главная   Каталог изделий   Как купить   Оплата   Доставка   Отзывы   Статьи о камнях   Оптовикам   Контакты
Copyright © 2009 - 2017
Пользовательское соглашение/Публичная оферта
Политика конфиденциальности