Янтарная комната (часть 1)
 
Будни с 10:00 до 17:00
                 

Янтарная комната (часть 1)

Янтарная комната (часть 1)

УВЕЛИЧИТЬ_Янтарная_комната_(часть_1)_1 В 2003 году «восьмое чудо света», как иначе называют знаменитую Янтарную комнату Екатерининского дворца, была полностью восстановлена и вновь открыта для посещений. Глубокое значение имел тот факт, что знаменитый интерьер был открыт к 300-летней годовщине города над Невой. Янтарная комната, ставшая символом одного из лучших пригородных музеев Петербурга, является произведением искусства двух эпох: восемнадцатого века, когда была построена, и наших дней, когда мастерство реставраторов смогло восстановить её в прежних чертах. Последние пятьдесят лет судьба Янтарной комнаты привлекает внимание широких общественных кругов. Изучение ряда документов из немецких архивов и последующее исследование позволило сделать вывод о допущенных ранее ошибках и более точно проследить судьбу этого памятника архитектурного искусства.
Янтарная комната в 1716 году была подавлена Петру I его родственником, прусским королём Фридрихом Вильгельмом I. Пётр I взамен отослал небольших размеров корабль, построенный на питерских верфях, 55 гренадёров-великанов для королевского полка, токарный станок и собственноручный сделанный императором кубок слоновой кости.
В начале XVIII века по желанию будущего короля Фридриха I (тогда курфюрста Пруссии) и его жены Софии-Шарлотты начинается капитальная перестройка загородного дворца Литценбурга. В последствии это чудо архитектуры было названо в честь супруги государя Шарлоттенбургом, и именно к периоду перестройки относят идею создания отделанных янтарём апартаментов. Неринг, Грюнберг, Бодт Кайяр, Шлютер, Эльтестер – вот далеко неполный список специалистов, работавших над Янтарной комнатой. В 1701 году в работу над комнатой включился Готфрид Вольфрам – знаменитый резчик. Через пять лет, к лету 1706 года, была выполнена лишь одна стена и заготовлены детали для другой. В 1707 году мастера сменили два других резчика – Турау и Шахт, но и им не пришлось довести долгую и кропотливую работу до конца. После смерти жены Фридрих I останавливает строительство, а позже решает отделать янтарными плитами не кабинет, как планировалось изначально. А одну из галерей Ораниенбурга, который по праву считает самым богатым прусским королевским дворцом. Об этом богатстве свидетельствуют хотя бы 32 зеркальных полотна, о которых упоминается в дворцовой описи за 1743 год и которые были по предложению главного архитектора Ораниенбурга И. Ф. Эозандера расположены попарно как разделители стен. Частично эта идея была взята благодаря моде на галереи, введённой Версальским дворцом, и она, благодаря Ораниенбургу, была повторена в царскосельском дворце. В цоколе зеркальных пилястр галереи чётко видно монограмму Фридриха Великого – об этом нам даёт судить один из рисунков времён постройки галереи. Такую же монограмму можно видеть и на панелях царскосельской Янтарной комнаты, а общий орнамент, изображённый на панелях, также схож с использовавшимся в зеркальной галерее. Благодаря подобным мелочам становится очевидным, что уже первоначальный проект интерьера содержал последующее введение зеркальных пилястр.
Однако не только Янтарная комната, но и Ораниенбургская галерея не были закончены. В 1713 году со смертью Фридриха I и восшествием на престол его наследника Фридриха-Вильгельма все дорогостоящие работы по благоустройству и перестройке прусских дворцов прекратились. К тому времени подготовленные для комнаты, уже завершённые янтарные панно хранились в королевской Оружейной палате, в зданиях конюшен. По личному распоряжению Фридриха-Вильгельма их использовали, чтобы украсить один из кабинетов Берлинского дворца. За всё своё время пребывания в Берлине, да и в Пруссии также, этот кабинет стал единственным местом, которое украшали панно-составные части комнаты до отправки в Петербург.
Позже панно были бережно упакованы в 18 ящиков и перевезены в Кенигсберг, откуда отправились через Мемель в Ригу и в середине 1717 года прибыли в Санкт-Петербург. Поскольку сам Пётр I в то время находился с визитом во Франции, приёмом дорогостоящего подарка занялся А. Д. Меншиков, бывший тогда губернатором Петербурга. Подаренные панели были оставлены во флигеле Летнего дворца, находившегося на Фонтанке, где, вероятно, и простояли до восшествия на трон в 1743 году наследницы Петра – Елизаветы. Официальной резиденцией новой правительницы стал новый, уже третий по счёт Зимний дворец, архитектором которого был Растрелли. Императрица велела использовать панели из янтаря для убранства зала для аудиенций. Собрав все имеющиеся детали из янтаря, Растрелли решил объединить их зеркальными пилястрами и золочёнными рамами с обильной резьбой. Всё, что было в комнате деревянного, как то дверные наличники и откосы, карнизы и прочее изготовили из липы, а позже покрасили под цвет янтаря и тщательно отполировали.

УВЕЛИЧИТЬ_Янтарная_комната_(часть_1)_2 Когда устанавливали панно, среди янтарных деталей обнаружили три богато орнаментированных рамы, уже с зеркалами. Четвёртую, требовавшуюся для целостности интерьера, заказал для Елизаветы Петровны правивший тогда Прусской империей Фридрих II. В Петербург новая рама попала лишь в 1745 году – и в сопровождении Я. Зура, одного из мастеров, занимавшихся её созданием. Он в течение шести недель регулировал размер зеркала, не вписывавшегося в приготовленное для него место.
Окончательная отделка Янтарной комнаты завершилась в Зимнем дворце в 1746 году. До самого 1753 года из-за постоянных изменений и перестроек здания апартаменты разбирали и переносили. Не единожды меняя место расположения, Янтарная комната оставалась кабинетом для торжественных приёмов, в каком бы зале дворца не находилась.
В 1743 году было начато строительство царскосельской резиденции Елизаветы. В 1752 году императрица снова обращается к архитектору Растрелли, который по её просьбе полностью разрабатывает проект нового величественного дворца со всеми примыкающими к нему постройками, павильонами, садами и парками. В Большом Царскосельсокм дворце, который теперь носит название Екатерининский, изначально были запланированы архитектором две анфилады залов. Вдоль парадного входа располагалась особенно пышная Золотая анфилада, растянувшаяся на 250 метров. Занявшись поиском необычных материалов для нового здания, которым Елизавета была чрезвычайно увлечена, императрица вспомнила про Янтарный кабинет Третьего Зимнего дворца. В 1755 году она велела занимавшемуся разработкой интерьеров Растрелли установить янтарную комнату в Царском Селе. Кабинет был вновь бережно разобран и упакован в ящики. Специальная команда строителей в руках, не прибегая к иному транспорту, перенесла его на место новой установки. Под новую Янтарную комнату Растрелли планировал выделить помещение в 96 квадратных метров, что оказалось слишком много для имеющихся деталей. Архитектору вновь пришлось воспользоваться проверенным приёмом – зеркальными пилястрами. Ими была украшена верхняя часть комнаты, а нижняя, также ничем не занятая, была заполнена живописной имитацией мозаики из янтаря. Верхний ярус дополнялся резными золочёнными деталями, а наддверное пространство заняли скульптурные десюдепорты. Пышное убранство завершённости ради должно было дополниться двумя изящными столиками в углах комнаты: изогнутые ножки подпирали янтарные столешницы.
В 1750-х годах по эскизам художника Дж. Дзокки во Флоренции, славившейся тогда своей мозаикой, были исполнены пять мозаичных картин, призванных изображать аллегории чувств: вкус, слух, обоняние, осязание и зрение. Изделия были оправлены в янтарные рамы и отправлены в Петербург.
В 1758 году для проведения небольшой реставрации комнаты из Пруссии был приглашён мастер Ф. Роггенбук. Он стал не только реставратором, но и смотрителем Янтарной комнаты, а также куратором производства янтарных изделий, налаженного в Царском Селе. В 1765 году начинают формировать целую коллекцию изделий из янтаря. 60 из этих предметов декоративно-прикладного искусства были размещены в витринах, которые тогда же, в XIX веке, установили в Янтарной комнате.
Вместе с Роггенбургом, курировавшего процесс, над финальным этапом отделки комнаты янтарём трудились и другие русские и немецкие матера. Именно в этот период были изготовлены янтарные пьедесталы для зеркальных пилястр с наборным рисунком. Для украшения комнаты были использованы и ранее не понадобившиеся детали, которые, доставленные когда-то из Берлина, оставались всё время в запасниках. В комнате появились янтарные маски с резными гирляндами из фруктов. Всего на этапе финальной отделки было израсходовано 450 килограмм полудрагоценного камня. В 1771 году над восточной дверью был установлен привезённый из Пруссии незавершённым десюдепорт. Пол комнаты покрыли паркетом – его позже создали по проекту В. И. Неелова. В 1860 г. по идее архитектора А. И. Штакеншнейдера из Зимнего дворца в Царское Село был перевезён предназначавшийся теперь уже для Янтарной комнаты плафон «Мудрость оберегает юность от соблазнов любви», написанный Ф. Фонтенбассо – Растрелли изначально оставил потолок кабинета белым.

УВЕЛИЧИТЬ_Янтарная_комната_(часть_1)_3 Поддержание Янтарной комнаты в надлежащем состоянии требовало постоянных и довольно-таки дорогостоящих усилий. Нежный и хрупкий материал со временем пересыхал и начинал осыпаться, что грозило разрушением мелких деталей. Однако до конца XVIII века таким насущным вопросом никто не пытался озаботиться. Зато в течении XIX века обновление архитектурного убранства кабинета проводилось постоянно. Николай II в апреле 1913 года также велел провести в Янтарной комнате косметический ремонт и реставрацию, но осуществлению этих планов помешала Первая мировая война. С 1917 года в Царском Селе начала свою работу комиссия, возглавляемая историком искусства Г. К. Лукомским. В период между революциями были произведены описание и фотофиксация особенно ценных интерьеров и предметов, находящихя в царскосельских дворцах. Тогда же был выполнен автохром Янтарной комнаты на стекле, что и по ей день является единственным цветным изображением её не сохранившегося оригинала. В 1933 – 1935 годах была впервые за много лет проведена серьёзная реставрация комнаты. Но к 1940 году она снова оказалась в состоянии критическом настолько, что уже требовалось обновление её в условиях стационарных мастерских, для чего понадобилось бы разбирать интерьер и снимать панели. Такая реставрация и была назначена на 1941 год. Но началась Великая Отечественная война, и выполнение задуманного пришлось отложить. К тому времени все отпавшие куски фоновой мозаики, облицовки профилей и тяг были собраны, систематизированы и промаркированы, и с началом войны вывезены в эвакуацию. Именно эти детали и дали неоценимый материал для послевоенного воссоздания комнаты.
Все музейные ценности Ленинграда стали вывозиться из города сразу же с началом Великой Отечественной. В оном из залов Екатерининского дворца, Предцерковном, собравшиеся специально для этой работы женщины упаковывали и грузили в ящики все бесценные предметы декоративно-прикладного искусства и живописи. Уложенные в ящики и погруженные в вагоны, они отправлялись вглубь страны, в безопасные города Горький, Новосибирск, Сарапул. 23 августа 1941 года был отправлен последний эшелон с ценным грузом. То, что не поместилось или не поддавалось перевозки бережно упаковывали и сносили в подвалы дворца. До 15 сентября в подвалах Царского Села и Ленинградского Исаакиевского Собора были размещены все не вывезенные музейные коллекции. Янтарную комнату, конечно же, также хотели вывезти, и её драгоценные мозаичные панно были даже заклеены папиросной бумагой и приготовлены для демонтации. Но пробное снятие одной из мозаик показало, что они будут осыпаться большими фрагментами и целостность их сохранить не удастся. В сложившихся обстоятельствах Янтарную комнату было решено законсервировать на месте, для чего стены дополнительно обклеили марлевой ткань и заложили ватиновыми чехлами – панно были полностью закрыты. Окна кабинета были зашиты двумя рядами досок, пространство между ними заполнили для амортизации песком.
С 17 сентября 1941 года по 24 января 1944 Царское Село, теперь носившее название г. Пушкин, находилось в оккупации. Вместе с передовыми немецкими военными частями, захватившими город, в Пушкин вошли представители «Кунсткомиссион» - комиссии по искусству. В одном из писем лидеров нацистской партии к последнему гауляйтеру Пруссии Э. Коху содержался рассказ о возможной опасности разрушения Янтарной комнаты во время войны. Чтобы избежать потери подобного шедевра «немецкого искусства» (так как она была выполнена изначально немцами и из немецкого янтаря), как говорилось в письме, кабинет предлагалось перевезти на его родину – в Кенигсберг.

Продолжение - 2 часть

Просмотров: 2543

Автор: Все статьи и видео

Дата: Пятница, 05 Сентября 2014


Назад

  • ОТПРАВИТЬ:
  • Livejournal
  • В контакте
О нас   Главная   Каталог изделий   Как купить   Оплата   Доставка   Отзывы   Статьи о камнях   Оптовикам   Контакты
© Copyright (c 2009 по текущий момент)
Пользовательское соглашение/Публичная оферта
Политика конфиденциальности